Как по-новому суды стали оценивать необоснованную выгоду, обязателен ли для нее такой признак, как причинение ущерба бюджету, как судьи применяют ст. 54.1 НК, ответили юристы на очередной налоговой конференции “Право.ru”. Представители ФНС рассказали о новом подходе ведомства к оценке обоснованности выгоды и поделились последними новостями об автоматическом обмене.

Реальность и обоснованность сделок

Партнер Taxology Алексей Артюх рассказал об оценке экономической обоснованности и деловой цели в налоговых спорах. Одним из примеров может служить дело «Спорткар-Центра», который арендовал помещения не напрямую, а через арендатора, и разница в их ставках показалась налоговым органам чрезмерной.Как в Верховном суде «Спорткар-Центру» удалось оспорить доначисление 15 млн руб. налогов, рассказал Артюх. В частности, налоговый орган не ставил под сомнение реальность договоров аренды и субаренды. Участников спорных сделок не уличали в неуплате налогов и причинении ущерба бюджету.

«Когда есть недобросовестность, надо показать, где убыло, ведь признак необоснованной налоговой выгоды – это причинение ущерба бюджету», – пояснил Артюх. Тем не менее это само по себе не панацея. Ключевым фактором, убежден эксперт, остается реальность заключенной сделки.

Дмитрий Кириллов из АБ «А-ПРО» рассказал о том, как суды и налоговые органы воспринимают критерии обоснованности, экономической оправданности и эффективности. По словам адвоката, как правило, во главу угла ставят направленность расходов на достижение финансовых результатов и получение прибыли. «Поскольку многие расходы относятся к результатам компании довольно косвенно, это вызывает споры с налоговиками, которые отказываются принять расходы», – поделился Кириллов. Лучшим до сих пор подходом суда для споров по обоснованности расходов адвокат считает определение КС от 04 июня 2007 года № 320-О-П. В нем делается вывод, что обоснованность расходов не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. «ВАС в Постановлении Пленума №53 придерживался несколько иных формулировок, но я склонен согласиться с позицией КС, что экономическая целесообразность не подлежит судебному контролю», – заключил Кириллов.

Адвокат Екатерина Болдинова, партнер, руководитель налоговой практики «Тиллинг Петерс», посвятила свой доклад ретроспективному действию ст. 54.1 НК (о критериях обоснованности налоговой выгоды). В соответствии с нормой закона от 18 июля 2017 года, налоговые органы будут применять положения статьи к камеральным налоговым проверкам налоговых деклараций, представленных после 19 августа 2017 года. Здесь Болдинова видит некоторое ретроспективное действие. Но его не могут иметь нормы, которые ухудшают положение налогоплательщика. Следовательно, вопрос стоит так: ст. 54.1 улучшает, ухудшает или не меняет его положение? По словам Болдиновой, ряд судов (13-й ААС, 17-й ААС) считают, что улучшает, потому что позволяет отклонить формальные претензии. АС УО придерживается нейтральной позиции («не меняет»). Также Болдинова поделилась, что ссылки на ст. 54.1 НК судьи воспринимают без энтузиазма: избегают анализа применения этой нормы и не хотят здесь углубляться в мотивировку.

Начальник правового управления ФНС Олег Овчар рассказал роли налоговых органов в толковании и применении ст. 54.1 НК о необоснованной налоговой выгоде. По его словам, эта статья представляет собой новый подход к проблеме злоупотребления налогоплательщиками своими правами, который учитывает основные аспекты судебной практики, сформированной до вступления в силу указанной нормы. Постановление Пленума ВАС РФ № 53 от 12 октября 2006 года по оценке обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды и сформированная на его основе практика, возможно, будут применяться судами, допустил Овчар. Но, продолжил он, поскольку ст. 54.1 НК РФ представляет собой новый концептуальный подход, сейчас необходимо руководствоваться положениями данной нормы. Новшество ст. 54.1 НК РФ заключается в том, что теперь акцент должен делаться на реальности и нереальности операций, в связи с совершением которых налогоплательщик претендует на получение налоговых преимуществ, рассказал представитель ФНС. По его словам, основное внимание сосредоточено на реальности выполнения работ, оказания услуг и поставки товара контрагентом, от имени которого оформлены первичные документы в рамках взаимоотношений с налогоплательщиком, а также на реальности существования самого предмета договора (товара, работы и услуги).

По словам Овчара, налогоплательщик по-прежнему вправе претендовать на налоговую выгоду, если проявил должную степень осмотрительности при выборе спорного контрагента. Это можно сделать с помощью общедоступной информации, включая информационный ресурс – официальный сайт ФНС России. В то же время, отметил Овчар, проявление должной осмотрительности не является самостоятельным основанием для признания за налогоплательщиком права на налоговые преимущества, поскольку пристальное внимание контролирующих органов и судов в свете нового правового регулирования обращено на реальность сделки.

источник

 

Нет комментариев

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

*

©2019 KLEO Template a premium and multipurpose theme from Seventh Queen

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

Перейти к верхней панели